МОЛИТВА КАК БОРЬБА. ОБЩАЯ АУДИЕНЦИЯ 12 МАЯ

Безмолвие, молитва, сосредоточенность – это тяжелые упражнения, и иногда человеческая натура возмущается. Мы хотели бы находиться где угодно, только не там, не на скамье в храме, чтобы молиться

Общую аудиенцию 12 мая Папа Франциск начал со слов благодарности в адрес ее организатора монсеньора Сапиенцы из Префектуры Папского дома: именно он настоял на организации этой встречи с верующими после долгого перерыва. «Я рад, что снова могу провести эту встречу лицом к лицу, - сказал Святейший Отец. – Нехорошо говорить в пустоту, на камеру. <…> Мне приятно видеть каждого из вас, потому что все мы братья в Господе, и смотреть друг на друга – это помогает друг за друга молиться… Унесите с собой послание Папы для всех. Послание Папы - в том, что он молится за всех и просит, чтобы за него тоже молились в единстве.»

Молитва – это «вовсе не прогулка»

Продолжая размышления о молитве, Папа отметил, что молитва – это «вовсе не прогулка»: ни для кого из великих молитвенников, описанных в Библии, молитва не была «удобной». Несомненно, молитва вселяет великий покой, но только после внутренней битвы, иногда жестокой, которая может охватывать долгие периоды жизни. Молиться нелегко, - вот почему часто мы убегаем от молитвы. Всякий раз, как мы хотим помолиться, мы вдруг вспоминаем о множестве других более важных и неотложных дел: «Это случается и со мной», - признался Папа. Но почти всегда, отложив молитву ради других дел, мы понимаем, что они не были настолько существенны и мы только зря потратили время: «Враг обманывает нас именно так», - пояснил Папа Франциск.


Хранить верность молитве – это нелегкая борьба


Все люди Божьи свидетельствуют не только о молитвенной радости, но и о молитвенном труде и о неудобствах, которые молитва может с собой принести. Хранить верность молитве – это нелегкая борьба, и некоторые святые хранили эту верность, не чувствуя никакого «вкуса» и даже никакой пользы. «Безмолвие, молитва, сосредоточенность – это тяжелые упражнения, и иногда человеческая натура возмущается. Мы хотели бы находиться где угодно, только не там, не на скамье в храме, чтобы молиться. Тот, кто хочет молиться, должен помнить: вера – нелегкий труд, и временами она продвигается вперед почти в полном мраке, лишенная ориентиров.»

Различные враги молитвы, мешающие в духовной борьбе

Тем не менее в этом мраке необходимо продолжать молиться. В Катехизисе Католической Церкви перечисляются различные враги молитвы, мешающие в духовной борьбе. Например, это сомнения в том, что молитвы действительно достигают Бога: почему же Он молчит? Перед неуловимостью Божественного некоторые начинают думать, что молитва – это лишь психологическое упражнение, полезное, но отнюдь не необходимое. Можно даже молиться, не имея веры. Главные враги молитвы находятся внутри нас: это «уныние перед лицом нашей черствости; печаль оттого, что мы не все отдаем Господу, ибо у нас ʺбольшое имениеʺ; разочарование, потому что наша просьба не выполнена так, как мы сами того хотели; раны, нанесенные нашей гордыне, которая упорствует в недостойности нашей греховности; аллергия на безвозмездность молитвы» (2728).


И что же делать?


Что же делать во время искушения, когда кажется, будто все пошатнулось? В истории духовности мы найдем немало советов, которые родились не за письменным столом, а из личного опыта. Этот опыт показывает важность стойкости и постоянства в молитве. Папа привел в пример «Духовные упражнения» святого Игнатия Лойолы, которые учат нас «наводить порядок в собственной жизни». «Он объясняет, что христианское призвание – это битва, решение встать под знамя Иисуса Христа, а не дьявола, и стараться делать добро даже когда это тяжело.»

Сила молитвы

Папа упомянул и о святом Антонии Великом, отце христианского монашества. Однажды он пережил момент большого искушения. В конце он спросил у Бога: «Где был Ты? Почему не явился вначале – прекратить мои мучения?». Иисус отвечал: «Здесь пребывал Я, Антоний, но ждал, желая видеть твое ратоборство». Сам Папа однажды был свидетелем необычайной силы молитвы: один отец семейства вымолил у Пресвятой Богородицы Луханской исцеление для своей дочери, для которой уже практически не было надежды.

Я думал, что я один, но это не так: Иисус был со мной

«Молитва творит чудеса, потому что молитва устремляется в самое средоточие нежности Бога, любящего Отца. И когда Он не сподобляет нас одной милости, Он ниспосылает другую, и мы это понимаем со временем. <…> В момент слепоты нам не удается увидеть Его присутствие, но это происходит позже. Нам тоже приходится повторять фразу, сказанную однажды нашим праотцем Иаковом: ʺИстинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал!ʺ (Быт 28, 16). На закате нашей жизни, оглядываясь назад, мы тоже сможем сказать: ʺЯ думал, что я один, но это не так: Иисус был со мнойʺ. Все мы однажды сможем это сказать».


Ольга Сакун


/Vatican News/